20:38 

Ритуал

moonlit night787
Ритуал
By: Френи
Fandom: The Devil Wears «Prada»
Pairing: Andrea/Miranda
Beta: Shevy Winch

Вечер. Я сижу в кресле с бокалом красного вина и смотрю на пламя в камине. Все кажется идеальным, правильным, но единственное, что омрачает этот вечер - это мысли о ней. Я вновь и вновь прокручиваю тот злополучный день в Париже.
Едем в машине молча. Внезапно мой телефон начинает звонить. Я хочу уже сбросить вызов, как Миранда приказывает мне ответить.
- Да, – говорю сдержанно.
- Привет, детка. Я хотел лишь сказать, что у Лили все хорошо. Когда ты прилетишь? – тяжело вздыхаю. Как не тяжело мне принимать это решение, но я решаю поступить именно так.
- Я должна помочь Миранде с банкетом. Я пока еще не знаю, когда смогу прилететь, – говорю тихо.
- Все понятно. Пока, – я четко слышу разочарование в голосе отца.
- Пока, – отсоединяюсь. Тяжело вздыхаю и закрываю глаза. У меня, кажется, начинается мигрень. Тру переносицу.
- Кто это был? – открываю глаза и смотрю на Миранду, она читает план сегодняшнего дня.
- Это мой отец. Спрашивал, когда я смогу прилететь, – говорю сдержанно.
- И что такого случилось, что вы незамедлительно должны лететь обратно в Нью-Йорк, и не явиться на банкет? – Миранда говорит немного с сарказмом и очень холодно.
- Моя подруга попала в аварию и теперь она в коме, – говорю все также сдержанно. - Но я решила остаться и помочь вам с банкетом, – смотрю на нее. И тут она, впервые за все время моей работы у нее, посмотрела на меня пристально и внимательно. Она изучающее смотрела на мое лицо. Я спокойно выношу ее пристальный взгляд.
- Сколько вы у меня работаете, Андреа? – Миранда все так же внимательно смотрит на меня.
- Через два месяца будет год, – Миранда кивает.
- Честно говоря, когда я вас брала на работу, то очень сильно сомневалась в вас. Вы совершенно не смыслили в моде. И вы всем своим поведением показывали, что вам все это чуждо и вас не касается. Но потом вы стали соответствовать моему журналу. И я поняла, что не ошиблась, когда приняла вас на работу, – улыбаюсь ей лишь кончиками губ.
- Вы уже решили, чем будете заниматься, когда закончится ваш испытательный год? Кем бы вы хотели стать? – я не верила своим ушам. Миранда действительно интересовалась, чем я хочу заниматься, кем хочу быть дальше.
- Я всегда хотела стать журналистом. Писать статьи, вести репортажи. Я всегда мечтала работать в Нью-Йоркере, – говорю все так же спокойно. Хотя в душе я ликовала. Мы с Мирандой разговаривали! И за все время нашего разговора Миранда не шипела на меня, не оскорбляла и не смотрела на меня с призрением. Она просто задумчиво смотрела на меня.
- В Нью-Йоркере... Что ж, хорошо, у меня есть там пару знакомых. По приезду в Нью-Йорк я с ними поговорю, – она отворачивается и смотрит в окно.
- Спасибо, – говорю искренне. Она вновь поворачивается ко мне лицом. И тут происходит что-то на грани фантастики. Она нежно прикасается к моей руке. У нее такая маленькая, аккуратная и нежная рука. И она теплая. Я всегда думала, что она холодная как лед. В уголках ее губ спряталась улыбка.
- Андреа, я вижу себя в молодости в вас. Вы такая же, как и я. Мы похожи. Мы часто жертвуем своими желаниями, идем напролом. Со временем вы станете более жесткой. Вы уже становитесь такой, – я не знаю что сказать, просто молча смотрю на нее. Секунда, две, и она убирает руку, вновь повернувшись к окну. А я сижу и не могу поверить своим ушам. Вы такая же, как и я... Вы такая же, как и я... Да что она обо мне знает! Меня начинает колотить от злости. Внезапно правый висок пронизывает жуткая боль, она просто невыносима. Хватаюсь за голову и непроизвольно сквозь стиснутые зубы издаю стон. Миранда тут же поворачивается ко мне.
- Что с вами? Андреа? – она говорит немного раздраженно. А я не могу проговорить и слова.
- Андреа? – теперь она встревожена. А боль все нарастает. Ощущение, что голова сейчас разорвется. Чувствую прикосновение к моим плечам. Миранда не сильно, но настойчиво заставляет меня лечь, положив голову ей на колени. Из глаз непроизвольно текут слезы.
- Жак, в ближайшую больницу. И быстро! – Миранда гладит меня по волосам.
- Тшш... Успокойтесь. Скоро мы будем в больнице, – а меня начинает трясти. Миранда придерживает меня за плечи, несильно, но так, чтобы я не упала.
- Жак, быстрее! – Миранда явно в панике. Я понимаю, что я скоро отключусь. Чувствую, что машина тормозит. Жак, не успев до конца затормозить, выскакивает из машины и бежит в больницу, громко зовя врача. Фокусирую взгляд на Миранде. Она растеряна, в глазах страх.
- Ми... Миранда... – сквозь судороги выговариваю ее имя.
- Тише, Андреа, сейчас Жак приведет врача, – беру ее за руку. Я цепляюсь за нее словно утопающий за соломинку.
- Прошу, не оставляйте меня... Мне страшно... – Миранда с нежностью гладит меня по щеке.
- Хорошо. Я буду с тобой, – она нервно смотрит в окно. Миранда резко открывает дверь.
- Скорее! – врачи со всех ног бежали к машине с носилками. Меня осторожно достают из машины и кладут на носилки. А дальше все как в тумане.
Открываю глаза. Все опять как в тумане. Оглядываюсь. Я в палате. Замечаю, что в кресле возле моей кровати Миранда. Она спит. Она так прекрасна. Один локон выбился из прически. Лицо расслаблено. Она медленно и глубоко дышит. Хочу встать, но в теле жуткая усталость. Я должна уйти. Через силу сажусь в кровати. Дышу глубоко и довольно часто. Подождав пять секунд, продолжаю свой подъем. Спускаю ноги с кровати и, аккуратно ступив на пол, пытаюсь встать. Ноги еле держат, но я удерживаю равновесие. Голова кружится. Держась за стену, я подхожу к шкафу. Достаю свои вещи. Замираю, когда Миранда во сне шевелится, но она продолжает спать. Решаю одеться в туалете. Там она меня не услышит. Добравшись до него, я, с перерывами, но все-таки одеваюсь. Преодолев и это препятствие, я бесшумно выскальзываю из палаты. Иду по коридору , держась за стену, но так, чтобы у врачей не было ко мне вопросов. Выйдя из больницы, я ловлю такси. Ритц заплатит. Доехав до отеля, я подхожу к Рене.
- Добрый день Андреа, – он расплывается в фальшивой улыбке.
- Добрый. Закажите мне билет на ближайший рейс до Нью-Йорка. Чем раньше рейс, тем лучше. Соберите мои вещи и закажите мне машину до аэропорта. Это все, – говорю четко и сухо. Рене молча кивает и, когда я заканчиваю говорить, кидается к телефону и начинает звонить. А я поднимаюсь в свой номер. Принимаю душ. Я чувствую себя уже намного лучше. Через полчаса звонит Рене.
- Андреа, ваш рейс будет в шесть вечера. Вам когда подать машину? – пока я была в душе, все мои вещи собрали. Оперативные ребята.
- Через полчаса – кладу трубку. Одеваюсь в удобную и практичную одежду. Ровно через полчаса, приходят носильщики и забирают мои чемоданы. Пока я ждала их, я написала Миранде письмо:
«Миранда, прошу меня простить, за то, что я ушла из больницы, не сказав вам не слова. Я прошу прощения за то, что я улетаю в Нью-Йорк и бросаю вас. Но иначе я поступить не могла. Если вы меня все-таки простите... Я буду ждать вашего звонка. Ближайшие двенадцать часов я буду вне зоны доступа сети, но потом я отвечу на все ваши вопросы. А сейчас я прошу у вас прощения.
Андреа.»
Перечитываю письмо. Не фонтан, но ничего другого я не могла придумать. Кладу письмо в конверт и подписываю, кому его передать. Подхожу к стойке администратора.
- Рене, передай это письмо Миссис Пристли, когда она придет. И предупреждаю, она будет безумна зла. Ничего ей не говорите про меня, где я, что я делаю. Молчите. В письме я все объяснила. И спасибо вам огромное за все, – Рене безропотно принимает письмо.
- Я все сделаю, как вы сказали. Был рад с вами познакомиться. Если будете еще в Париже - звоните, я всегда буду рад вам помочь. До свидания, – поворачиваюсь, чтобы уйти.
- Да, вот ваши билеты, – я с улыбкой забираю билеты.
- Спасибо. До свидания, – Выхожу из отеля и сажусь в машину. И замечаю, что к отелю подъезжает машина. Миранда выскакивает оттуда, не дождавшись портье.
- В аэропорт, и побыстрее, – я безумно рада тому факту, что у машины затонированы окна. Я смотрю в окно. Телефон лежит на дне сумки отключенным. Я, перед тем как уехать из отеля, позвонила отцу и сказала, что прилетаю завтра утром. Он был очень рад. Приезжаем в аэропорт. До моего рейса осталось четыре часа. Водителю было поручено быть со мной до самого конца, до самой посадки. Сидим в кафе молча. Я пью кофе. Он сидит и смотрит на меня. Меня это раздражает.
- Почему вы так смотрите на меня? – я не выдерживаю. Смотрю ему в глаза. Он улыбается.
- Ты первая, кто дала ей отпор. Ты первая, кого она старалась сломать, но ты оказалась настолько гибкой, что в итоге ты сломала ее саму. Я просто пытаюсь понять, что в тебе такого, чем ты отличаешься от всех этих трещоток? Я работаю на Миранду уже пятнадцать лет. И это первый раз за все это время,- он замолкает, а я не могу сказать и слова. Обессилено закрываю глаза. Тру переносицу.
- Я не знаю. Может это все из-за того, что я изначально не желала вписываться в этот мир. А может она права... – замолкаю, вспоминая ее слова. Вы такая же, как и я... Объявляют регистрацию на мой рейс. Джон оплачивает мой кофе. Взяв мои вещи, он идет вместе со мной. Я оказываюсь одной из первых на регистрацию. Через полчаса я уже в зоне ожидания посадки на самолет. Распрощавшись с Джоном, иду в зал ожидания. Сажусь. Весь день я была вялая и ослабленная. Интересно, что все-таки со мной случилось? Голова слегка кружится и слегка подташнивает. Покупаю бутылку воды. Три часа проходят как одно мгновение. Рене взял мне билет в первом классе возле окна. Отлично. Как только самолет взлетает, я прошу стюардессу не беспокоить меня и разбудить за час до посадки. Проваливаюсь в блаженный сон.
Мои мысли прерывает звонок.
- Да, – говорю немного раздраженно.
- Андреа, ты не меняешься, – улыбаюсь кончиками губ.
- Ты тоже, – Миранда звонко смеется.
- Я через пять минут буду у тебя. Я жду свой бокал красного вина, – хмыкаю.
- Ну, спасибо что предупредила. Дверь будет открыта, не звони, а будешь звонить - не открою. Жду, – отключаюсь. Встаю, потягиваясь. Не успеваю подойти к бару, как раздается звонок. Нет, ну мне сегодня явно не дадут отдохнуть.
- Да, – говорю стальным тоном.
- Андреа, простите, что я вас отвлекаю, но это важно... – вздыхаю. Это Софи, моя секретарша.
- Что ты хотела? – иду к входной двери. Открываю ее и иду обратно в гостиную. Достаю бутылку вина и штопор из бара.
- Я хотела бы поговорить с вами лично. Я возле вашего дома. Можно я зайду? – напрягаюсь. Что ей надо? Сейчас придет Миранда. Господи. Вздыхаю.
- Заходи. Дверь открыта, – отключаюсь. Я надеюсь, это не то, о чем я подумала. Вот черт! Слышу, как открывается входная дверь. Тихие аккуратные шаги. В дверях гостиной появляется Софи. Она выглядела превосходно. Рыжие волосы прямые, словно их выравнивали по линейке, каскадом ниспадают ей на плечи. Идеальный макияж. Зеленые глаза блестят неясным мне огнем. Она была в черном брючном костюме от Прада. Пиджак был расстегнут, была видна белая шелковая рубашка от Шанель. Туфли от Прада на высокой шпильке лишь слегка выглядывали из-под широких штанин брюк. В руках сумка баул от Прада. Идеальна как всегда.
- Садись, – указываю ей на кресло напротив дивана. Она безропотно садится в кресло. Вижу, что она замечает вино и штопор.
- Вы кого-то ждете? – вскидываю бровь.
- Да, и поэтому говори быстрее, – смотрю на нее. Она, смущаясь, отводит взгляд и молчит. Меня это начинает раздражать.
- Софи, я что-то неясное сказала. Излагай то, что ты хотела мне сказать, и побыстрее, – она поднимает взгляд и тяжело вздыхает. Вижу, что у нее дрожат руки, она запускает их в волосы. Я заметила, что она так делает, когда сильно нервничает.
- Я давно... очень давно хотела это вам сказать, но не решалась... – она замолкает, а я закрываю глаза, зная наперед, что она скажет.
- Я... я люблю вас, – открываю глаза и замечаю в дверях Миранду. Она, прислонившись к дверному проему, следила за происходящим. Ее явно забавляла ситуация. Слишком похожая, можно сказать, одинаковая ситуация. Практически один в один. Вижу веселый огонек во взгляде Миранды. Видимо, я слишком долго смотрела на нее, потому что Софи поворачивается и видит то же, что и я. Великая Миранда Пристли стоит, прислонившись к дверному проему, скрестив руки на груди, и с усмешкой и задорным блеском в глазах наблюдает за всем этим. Софи судорожно вздыхает.
- Я... я пойду. Прошу меня простить, – Софи, схватив свою сумку, встает и идет к выходу из гостиной. Она аккуратно, чтобы не дотронуться до Миранды выскальзывает из гостиной и практически бегом уходит из моего дома. Тяжело вздыхаю.
- Да, Энди, я не ожидала от тебя такого, – я слышу в голосе Миранды явное удовольствие. Кривлюсь.
- Миранда, не надо, – она садится рядом со мной и обнимает за плечи.
- Прости, я не думала, что для тебя это так важно, – она явно озадачена моей реакцией.
- Миранда, а тебе вся эта ситуация ничего не напомнила? М? – смотрю на нее, вскинув бровь. Задумавшись на секунду, Миранда звонко засмеялась. И смеялась довольно долго.
- Ну и чего ты смеешься? – она, держась за живот, все-таки смогла прекратить смеяться.
- Ты хочешь сказать, что тебе эта ситуация напомнила нас десять лет назад? – улыбаюсь и с нежностью провожу ладонью по щеке Миранды.
- Да, – говорю шепотом. Миранда блаженно улыбается.
- Ты не меняешься Андреа, – она тоже шепчет. Невесомо целую Миранду в губы. Она так же невесомо мне отвечает. Отстранившись от меня, она изучающим взглядом смотрит на мое лицо.
- А ты постарела, - возмущенно вскрикиваю.
- Хей! Полегче! Ты тоже не молодеешь с каждым днем. Сколько тебе? Сорок, пятьдесят? – Миранда снова смеется.
- Ну и где мое обещанное вино? – она замечает неоткрытую бутылку и штопор. Ухмыляется.
- Это ты мне так тонко намекаешь, чтобы я сама ее открывала? Энди, Энди, – она укоризненно качает головой. Встаю и открываю бутылку. Наливаю ей вино в бокал.
- Ты должна с ней поговорить, – вздыхаю. Возвращаюсь в свое любимое кресло.
- Я знаю... Но я не знаю, что ей сказать... Что сказать, чтобы не причинить ей больно... – тру переносицу.
- И давно ты стала думать, о том, чтобы не причинить больно другому? Ты, случаем, не заболела? – я слышу сарказм в голосе Миранды.
- Миранда, прекрати. Я не всегда была такой. Я не была такой десять лет назад. Или ты забыла? – смотрю Миранде в глаза. Она, как и я, не отводит взгляд.
- Нет, не забыла. И, кстати, я так тебе и не простила тот день в Париже, когда ты сбежала, – она ставит бокал вина на стол и грациозно встает с софы. Она тоже в брючном костюме от Прада. Мысленно ухмыляюсь. Она подходит ко мне вплотную, забирает у меня из рук бокал вина и ставит его рядом со своим. Повернувшись ко мне, она нависает надо мной.
- Сегодня, кстати, годовщина того самого дня. Десять лет, – она шепчет мне это на ухо. Ее колено между моих ног. Она упирается им прямо в мой клитор. Судорожно вздыхаю.
- Правда? А я и забыла. Хотя, должна была бы вспомнить, раз ты пришла, – я помнила, я все прекрасно помнила. Я ждала ее, ждала, когда она придет и проведет ночь со мной. Вот уже на протяжении десяти лет это наш ритуал. После того, как я прилетела в Нью-Йорк, я, как и обещала, все объяснила Миранде. Она не желала меня видеть, слышать и знать обо мне. Но при всем при этом дала отличную характеристику в Нью-Йоркер. Ровно через год, она без звонка и предупреждения появилась в моей Нью-Йоркской квартире, и мы провели нашу первую ночь. Наутро она ушла, не сказав не слова. Я не стала ей звонить. И так происходило каждый год. Один день в году мы были близки, но все остальные 364 дня мы были порознь. За эти десять лет я поднялась до невероятных вершин. Стала главным редактором «Воуг», сместив с поста Анну Винтур. Ну, как сместив, просто с моего посыла ее перевели в парижский филиал «Воуг», а меня сделали главным редактором. Я стала главной соперницей Миранды, и, хочу сказать, я очень даже преуспела в этом. Благодаря мне «Воуг» теперь стоит на первой ступени, вместе с «Подиумом». Мы с Мирандой очень часто видимся, но только один день в году мы по-настоящему близки.
- Как думаешь, может мне принять предложение Софи? М? – мы лежим в кровати. Я рисую узоры на голой спине Миранды. Она приподнимается на локтях, и теперь наши лица на одном уровне.
- Да, – она страстно целует меня.
Захожу в приемную. Софи нет на месте.
- Тэйлор, где Софи? – Тэйлор растерянно смотрит на меня.
- Она... она подала заявление об уходе... Она сказала, что вы знаете, – Хватаю ключи от машины, телефон и сумку.
- Отмени на сегодня все встречи. Меня сегодня не будет, – спускаюсь на подземную парковку. Сажусь в свой кабриолет. Замираю на минуту. А потом решительно завожу двигатель. Выехав с парковки, я направляюсь в сторону седьмого авеню. Я надеюсь, что Софи дома. Уже через десять минут я была возле дома Софи. Выскакиваю из машины. Мне преграждает путь портье.
- Вы к кому? – начинаю злиться.
- Я к Софи Манчини, – портье кивает.
- Хорошо. Как вас представить? – еще чуть-чуть и я прибью на месте этого портье.
- Андреа Сакс. И поживей! Я очень спешу! – портье благоразумно промолчал и набрал номер квартиры Софи.
- Добрый день, мисс Манчини. К вам пришла Андреа Сакс, – он минуту молчал и потом кивнул.
- Хорошо. До свидания, – он положил трубку и подошел ко мне.
- Мисс Манчини ждет вас, – он впускает меня в вестибюль и идет вместе со мной к лифтам. Нажимает кнопку седьмого этажа.
- Хорошего вам дня, – двери лифта закрываются, и я остаюсь одна. Мысленно успокаиваюсь. Начинаю дышать намного ровнее и спокойней. Наконец, дверь лифта открываются, и я вижу перед собой Софи. Она была в домашнем платье. Само платье было в пол из легкой летящей ткани.
- Здравствуйте. Пойдемте, – она держалась спокойно. Проходим по коридору до конца, она пропускает меня вперед. Захожу, мельком оглядываю холл квартиры. Слышу, как закрывается дверь и оборачиваюсь. Софи прислонилась к двери.
- Зачем вы пришли? – она говорит холодно. Не спрашивая у нее разрешения, прохожу в гостиную. Сажусь на софу. Гостиная, как и холл, была большой и светлой. Видимо, вся квартира Софи выдержанная в оттенках бежевого цвета. Софи заходит в гостиную и подходит к бару.
- Что хотите выпить? – она смотрит на меня через плечо.
- Тоже что и ты, – она кивает и наливает в два стакана виски. Вскидываю бровь.
- Не рано ли, для столь крепкого напитка? – она протягивает мне стакан с янтарной жидкостью. Беру его. Она делает глоток из своего.
- В самый раз. Вы мне так и не ответили на мой вопрос, – она грациозно опускается в кресло напротив меня.
- Я пришла выяснить, почему ты подала заявление об уходе? – отставляю стакан с виски на кофейный столик. Она кривится.
- Потому что я... Я не могу работать с вами бок о бок, зная, что рано или поздно у вас появится муж, и я буду для вас ничем. Точнее, я буду для вас всего лишь на всего обычной секретаршей. Поэтому я решила уйти, – встаю и медленно подхожу к ней. Она смотрит на меня снизу вверх. Я осторожно касаюсь ее щеки. Она закрывает глаза и расслабляется.
- Ты не станешь для меня ничем, – шепчу, наклоняясь к ней ближе. Она открывает глаза, и я тону в их изумрудном сиянии. Невольно сравниваю глаза Софи с глазами Миранды. Разница существенна. В глазах Софи тепло и лето, а в глазах Миранды холод и зима. А я всегда любила лето больше зимы.
- Обещаешь? – в ее глазах застыли слезы.
- Обещаю... – не успеваю договорить, как Софи вскидывает руки и обвивает их вокруг моей шеи, притягивая меня к себе. Сажусь ей на колени.
- Ты прекрасна, – звонко смеюсь.
- Ты еще так мало обо мне знаешь. Ты уверена, что хочешь связать свою жизнь с моей? Я ведь не подарок, – она вздыхает и утыкается лицом в мое плечо.
- Для меня ты самый лучший подарок на земле, – она нежно целует меня в изгиб шеи. Смеюсь.
- Посмотрим, что ты будешь говорить через пару лет, – она хмыкает. И вновь целует меня в шею.
- Посмотрим...

URL
   

Здравствуй мама. Плохие новости, герой погибнет в начале повести

главная